Прям show must go on
cc_300
Сбор для выезжающих на отдых заграницу в догонку к курортному сбору, инициатива единоросса Сергея Боярского (сына ТОГО САМОГО) о штрафовании в размере до 50 миллионов рублей за отказ удалить недостоверные и порочащие честь и достоинство сведения в социальных сетях. Сеpон новых поборов и запретов продолжается.

Приключения советской туалетной бумаги продолжаются
cc_300
Ну, сказки про туалетную бумагу в колбасе уже вроде даже самые упоротые не воспринимают серьезно. На днях где-то на просторах ФБ очередная буча антисоветская на глаза попалась и запомнилась одна мадама, которая жаловалась, что им в детском саду давали булочки, обернутые в....туалетную бумагу. Вот память людская - интересная штука. Видимо, девочка в то время находилась в таком нежном возрасте, что просто не может знать, что были рулоны бумаги аналогичные у тех же продавцов пирожков. От рулона отрывался отрезок бумаги и в него помещались пирожки , предварительно нанизанные на вилку. Ради воспитательных целей я даже предоставил возможность мадаме попользоваться данной бумагой в качестве туалетной.

Читая книгу
cc_300
Поделились со мной электронной версией книги о человеке, много сделавшем для развития станкостроения в СССР. Мне конечно было бы интересней прочитать об истории развития этой отрасли, но книга больше непосредственно о человеке - сборник воспоминаний, газетных статей и т.д. Получается, книга, скорее для родных и близких.

Один слесарь сборщик вспоминает:

Жильцы были разношерстные: дореволюционная профессура с комсомольско-партийными выдвиженцами, отвечавшими за проведение в жизнь линии партии. Там в меня и вложили убеждение, что у нас многое не то и не так, привили потребность в передачах «Голоса Америки», «Свободы», «Свободной Европы», вкус к «самиздату» на папиросной бумаге, запрещенным книгам Солженицына, Гумилёва, Булгакова. Читали вместе с отцом, который помогал мне отделить зерна от плевел.

Там же:

Страсти на заводе кипели нешуточные. Не хвалясь скажу, ко мне - прислушивались. Не потому, что профсоюзный активист, рационализатор - ко мне шли как к человеку, который давно за-сом-не-вал-ся в Системе, более или менее разбирается в происходящем, видит, где первопричина многих бед. Я открывал людям глаза на Ленина, Сталина, роль партии, на жизнь ТАМ, за бугром. Фактически я настраивал рабочий класс против партии, советского образа жизни, убеждал, что если все останется без изменений, то нас не ждет ничего хорошего. Выражаясь высокопарно, я доносил до людей ПРАВДУ о них самих. Шкурных интересов я не преследовал, но воду на мельницу шкурников - лил. Как? Да очень просто, даже до примитивного просто.
Наверное, потому, что я открывал людям глаза не только на то, что происходит, но и объяснял, почему это делается. Высокая политика была им, как говорится, по фигу, кто стал министром, кто занял место первого секретаря - совершенно не интересовало, на первое место ставился простой, конкретный вопрос: а как это отразится на нас, на нашем материальном положении, прибавится ли зарплата, не увеличатся ли премиальные, не увеличится ли строительство жилья. Гегемон приземлен, в основе своей аполитичен, живет от получки до аванса, мыслит категориями, почерпнутыми из газет, телевизора, живет по Мальтусу: каждодневно борьба за существование, тут не до высоких материй. Доверчивый, он верил в то, что рано или поздно обещания станут выполняться. Общий смысл наших бесед: не так живем. Я сеял зерна сомнения.

Оракул, провидец из меня никакой, хотя я давно понимал, что Система обречена. В нормально функционирующем государстве не будет вводиться запрет на пользование шариковыми авторучками. Не станут глушиться «вражеские радиоголоса». Невозможны выборы с одним кандидатом (от блока коммунистов и беспартийных - блока, которого отродясь не было!) Поганой метлой было бы изгнано правительство, загубившее свое сельское хозяйство и за валюту закупающее все импортное, даже куриные яйца. Хотя Сталин и выделил терпение как одну из главных черт характера русского народа, но и оно не могло быть беспредельным.
Где – мы и где – Запад Запад шел преимущественно эволюционным путем, революции были скорее исключением из правила, чем правилом, отбрасывали назад. Русский бунт справедливо нарекли бессмысленным и беспощадным, в результате: где - мы и где - Запад.


Или вот:

Доканала меня история, рассказанная уже и не помню, по какому случаю. В голландский порт прибыло советское торговое судно. Местный докер обратился к нашим морякам:
- ЧТО ГРУЗИТЬ БУДЕМ?
- Мороженых куриц.
- Куриц? - поразился голландец. - А что, у вас плохо с землей, негде куриц разводить?
Жителю маленькой страны, где все ТО и все ТАК, не дашь вразумительного ответа на его бесхитростный вопрос. Он под страхом смертной казни не станет есть нашу, отечественную хохлатку, которая до того, как попасть в кастрюлю, каждый день занималась марафонским бегом: её сколько ни вари, бульона не будет. Голландский докер задал вопросец, что называется, по существу: до чего же мы дошли, если уж и курей загробили.



Прям "Огоньком" Коротича пахнуло. Не знаю, в какие именно годы человек делился этими своими мыслями. Но тут интересно вот что - книга посвящена человеку, внесшему большой вклад в становление и развитие отечественного (советского) станкостроения. А человек пишет из времени, когда от него (станкостроения) в стране ничего не осталось, но ни строчкой человек об этом не обмолвился - о судьбе дела, которому герой книги посвятил всего себя.

?

Log in

No account? Create an account